ФБУ «Северо-Кавказский ЦСМ»

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ЦСМ

Федеральное бюджетное учреждение «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний в Ставропольском крае, Республике Ингушетия и Карачаево-Черкесской Республике»

Глава Росстандарта

Антон Шалаев рассказал о планах агентства до 2026 года разработать более 200 стандартов для искусственного интеллекта

Москва. 26 июля. INTERFAX.RU — Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) за последние несколько лет разработало ряд новых инструментов контроля по различным направлениям. Некоторые еще находятся в процессе доработки, в их числе — введение оборотных штрафов за недолив топлива, утверждение единой базы ГОСТов, разработка стандартов для технологий искусственного интеллекта.

Среди недавно реализованных проектов — возможность с 1 июля использовать систему «тайного покупателя» для проверки соблюдения требований на АЗС, возложение обязательств по поверке квартирных электросчетчиков на ресурсоснабжающие организации. Как повлияло на АЗС ужесточение требований по наличию паспорта качества на каждую партию топлива, вступившее в силу с этого года, какие ГОСТы являются добровольными, какие — обязательными, какой процент реализуемого топлива остается фальсифицированным в России, в интервью «Интерфаксу» на полях форума «Иннопром-2021» в Екатеринбурге рассказал руководитель Росстандарта Антон Шалаев.

— Не так давно АЗС обязали иметь на каждую партию топлива паспорт качества. Есть ли предварительные результаты, насколько эффективной оказалась эта мера? Какие шаги планирует предпринимать Росстандарт, чтобы исключить попадание фальсифицированного топлива на заправки?

— Необходимость сопровождения каждой партии выпускаемого и находящегося в обращении топлива паспортом качества, а также наличия соответствующих паспортов качества на АЗС была введена еще в 2013 году положениями технического регламента таможенного союза «О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и мазуту». Поэтому, по-хорошему, обязательства наличия паспорта качества к каждой партии топлива было и раньше. С 1 января 2021 года постановлением правительства РФ были утверждены правила продажи товаров по договору розничной купли-продажи. В этот документ также вошла история с продажей в розницу автомобильного топлива. Там четко прописана необходимость соответствия топлива, которое продается, требованиям, прописанным в паспорте качества. Поэтому об обязательности использования такого паспорта окончательно стало «можно» говорить только с этого года.

Росстандарт на протяжении долгого времени проводит контрольно-надзорные мероприятия на АЗС, и мы видим, что сейчас где-то порядка 15% от всех нарушений относится к документарной — паспорту качества. А поскольку это нововведение, мы считаем крайне важной разъяснительную работу, как для потребителя, так и производителя. Поэтому совсем недавно Росстандарт разместил у себя на сайте памятку о том, как правильно читать паспорт качества на топливо и что должно в нем содержаться. И мы с удивлением обнаружили, что эту памятку читают не только потребители — автолюбители, которые покупают топливо на АЗС, но и владельцы АЗС, представители крупных сетей, которые должным образом хотят соответствовать требованиям законодательства и не попадаться на соответствующем нарушении.

Но это еще определенная новелла в законодательстве, поэтому говорить о результатах оценки эффективности введения данной нормы пока преждевременно. Проверки идут, но необходимо, чтобы определенная статистическая база была накоплена именно в этой части, после чего уже можно было бы говорить и о результатах.

— Не так давно анонсировалось, что органы госнадзора Росстандарта будут закупать топливо на заправках в виде «тайных покупателей», передавать на испытания и определять, был ли недолив. Удалось реализовать планы? И что новые полномочия ведомства дадут рынку?

— Контроль с применением методики «тайных покупателей» очень эффективно используется по всему миру, причем в разных направлениях. Росстандарт проводит проверки на недолив в рамках федерального государственного метрологического надзора, однако до настоящего времени они проводились как правило на плановой основе, с предварительным уведомлением проверяемого о такой проверке. К сожалению, у нас есть нерадивые поставщики продукции и услуг, которые к проверке готовятся. Поэтому то, что мы видим на проверке, не всегда соответствует тому, что есть на самом деле.

С 1 июля 2021 года вступил в силу новый федеральный закон N248, «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в РФ».

Он предполагает целый ряд новых видов госконтроля и надзора – мониторинговая закупка, выборочный контроль и, по сути, приводит нас к возможности проведения закупок, когда ведомство выступает в качестве тайного покупателя. Такие мероприятия могут проводиться как в плановом, так и внеплановом порядке после согласования с органами прокуратуры. Проверки на недолив с учетом новых требований и инструментов будут проводиться начиная с июля 2021 года. Будет очень интересно сравнить как данные нарушений, выявленные с применением методики тайного покупателя, будут отличаться от данных по результатам плановых проверок на АЗС.

Еще одна интересное новшество. В 2020 году специалисты нашего подведомственного институту ФГУП «ВНИИФТРИ» разработали экспресс-метод для определения превышения нормы содержания серы в дизельном топливе. Он позволяет проводить анализ топлива «на месте» без привлечения дорогостоящего лабораторного оборудования. С 2021 года в пилотном режиме ведется использование таких экспресс-анализаторов и планируется, что уже с июля он может значительно помочь нашим «тайным покупателям». Хотя, безусловно, это не единственный метод проверки, который они будут использовать

— Какова по данным Росстандарта доля контрафакта на сегодняшний день?

— По предварительным данным за первое полугодие 2021 года доля несоответствующего требованиям технического регламента и фальсифицированного топлива составляет порядка 5%. В целом в результате проводимой на внутреннем топливном рынке работы эта доля сократилась с более чем 20% в 2015 году до 7,8% по итогам 2020 года. То есть буквально за пять лет нам удалось снизить долю с 15% до 5-7%, хотя мы считаем, что это все-равно еще достаточно много. Мы стремимся к нулю, но с внедрением тех мероприятий, которые мы сегодня проводим, можно выйти на 2-2,5% в достаточно обозримом будущем — за 2-3 года.

— Стартовала ли практика наложения административных штрафов за недолив топлива? Везде анонсировалось ее введение с 1 января текущего года, но информации, что она начала действовать, нет.

— В настоящее время ведется работа над проектом нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. В нем содержится статья, определяющая административную ответственность за недолив, в рамках которой за недолив предусмотрено наложение штрафа в размере 1% с оборота при первом нарушении, но не менее 500 тыс. рублей и 3% за повторное нарушение, но не менее 2 млн рублей. Эта мера предложена по аналогии с подходом, который используется начиная с февраля 2018 года за совершение правонарушений в сфере качества топлива, выпускаемого и обращающегося на рынке. Нарушения будут отслеживаться при контрольно-надзорной деятельности Росстандарта.

— В октябре прошлого года вступил в силу новый ГОСТ на топливные колонки. Для чего он вводился? Насколько заинтересовал участников рынка?

— Ключевое нововведение нового стандарта – требования защиты от постороннего вмешательства в систему отпуска топлива, чтобы нерадивый оператор не мог в программе настраивать процент недолива. При этом положения стандарта распространяются исключительно на вновь вводимые колонки. Отмечу, что новый стандарт был отработан в достаточно оперативные сроки, но со всеми заинтересованными сторонами. К его разработке привлекались и потребители топлива, и его производители. Поэтому считаем, что это ни в коем случае не дополнительная нагрузка, это лишь введение унифицированных правил и требований. Участники рынка это знают и прекрасно его поддерживают.

— К 2021 году планировалось завершить обновление базы ГОСТов, которую Росстандарт начал в 2019 году. Предполагалось изучить около 10 тыс. стандартов. Что удалось сделать в данном направлении?

— Актуализацией стандартов мы занимаемся постоянно. Когда мы начали проект «обновления», из всей базы ГОСТов, а всего у нас в стране действует 36 тысяч стандартов, около трети были приняты до 1992 года, то есть в СССР. Отменить их в одночасье было бы некорректно, потому что в первую очередь необходимо было понимать, используются ли эти ГОСТы предприятиями по факту. Если да, возможно они требуют обновления или совершенствования, а может они могут послужить основой для разработки новых стандартов. Поэтому мы не стали принимать решение самостоятельно, мы начали активный диалог с бизнесом. В этом нам очень помог Российский союз промышленников и предпринимателей, который провел анкетирование среди предприятий по поводу фактического применения ГОСТов, принятых до 1992 года. Мы увидели, что предприятия заинтересованы в том, чтоб эти ГОСТы сохранились, но в актуализированном и усовершенствованном виде.

Если говорить о полной отмене из тех порядка 12 тысяч ГОСТов, принятых до 1992 года, отменены полностью сейчас чуть более 3,5 тысяч. Оставшуюся часть мы не будем отменять, на их основе будут принимаются более актуальные ГОСТы. По сути эти стандарты выходят в новой редакции, с новыми требованиями, но при этом сам объект стандартизации остается. В течение ближайших двух лет данная работа будет завершена. Мы очень рады, что этот проект был начат, потому что он позволил нам начать очень глубокий диалог с бизнесом, с теми, кто применяет стандарты.

— Сейчас ГОСТы, за редким исключением, предназначены для добровольного применения. В то же время для многих потребителей ГОСТ является синонимом качества. Есть ли какая-то статистика, как часто используются межгосударственные и национальные стандарты? Или производители предпочитают руководствоваться собственными нормативными документами?

— Одним из принципов стандартизации в Российской Федерации является добровольность применения стандартов. Однако уже сейчас очевидно, что предприятия перестают думать в том ключе, что, если ГОСТы добровольные, зачем ими пользоваться. Бизнес видит: за счет добровольного применения стандартов они могут выходить на новые рынки. Поэтому можно утверждать, что негативная тенденция по использованию ГОСТов переломлена. И лучше всего это характеризуют цифры. По итогам 2020 года 49% всех ГОСТов, которые утвердил Росстандарт, — это ГОСТы, разработанные бизнесом и по инициативе бизнеса. У нас такого высокого процента не было никогда. Буквально 5-6 лет мы начинали с 15%. Сейчас половина ГОСТов — те, в которых бизнес чувствует свою потребность и тем самым включается в работу по разработке стандартов, активно начинает их дальше принимать и использовать.

Еще один важный момент — это применение ГОСТов со стороны государства, со стороны федеральных органов исполнительной власти. У нас существует уникальный механизм, в соответствии с законодательством, когда ссылки на стандарт могут содержаться в нормативно-правовом акте: приказе, указе, постановлении, распоряжении и т.д. Он автоматически становится частью этого документа, то есть обязательным к исполнению. У нас на сегодняшний день более 600 случаев, когда в различных нормативно-правовых актах министерств, ведомств, даже правительства Российской Федерации есть ссылка на ГОСТ. Предприниматели в курсе, они отслеживают.

При этом не могу сказать, что из тех ссылок на ГОСТы, которые есть сейчас, существует хоть одна, которая ущемляет права бизнеса. Если предприниматели видят, что это может каким-то образом ущемить их права и дополнительно ввести требования, которые ничем не обоснованы, у них есть возможность всегда высказаться. И мы тоже со своей стороны стараемся подобную обратную связь от предпринимателей собирать. Сейчас ГОСТы – очень гибкий механизм и полезный инструмент который помогает и государству, и бизнесу, и обществу. И наша задача обеспечить равный интерес и удовлетворенность от тех ГОСТов, которые утверждает Росстандарт, от того фонда стандартов, который мы имеем, и со стороны предприятий, и со стороны государства, и со стороны общества.

Не думаю, что ГОСТы должны стать обязательными. Та гибкость их применения, которая есть на сегодняшний день – это, пожалуй, оптимальная модель, во многом соответствующая большинству наших государств-партнеров. Безусловно, есть страны, в которых государственные стандарты являются обязательными к применению, но, повторюсь, что та модель, которая сложилась в России сейчас, позволяет очень оперативно принимать новые стандарты и эффективно применять их на практике.

— С 1 июля 2021 года вступил в силу ГОСТ, согласно которому собственники объектов электроэнергетики должны передавать в диспетчерские центры данные о регистрации аварийных событий. Это обязательный стандарт или нет? Требуются ли какие-то дополнительные вложения в инфраструктуру, чтобы обеспечить передачу данных? И не скажется ли это на потребителях в виде увеличения тарифов на электроэнергию?

— Речь идет о безопасности. Чтобы минимизировать риск возникновения аварийных событий в дальнейшем, нужно проанализировать причины их возникновения, ну и важен сам факт получения информации, что они произошли. ГОСТ на сегодняшний день абсолютно добровольный. По нашему мнению, введение его сейчас в качестве обязательного преждевременно, потому что нужно посмотреть, как будет работать эта система.

Применение указанного стандарта не потребует значительных вложений в инфраструктуру, речь может идти лишь о необходимости установки специализированного программного обеспечения и затратах на наладку информационного канала. Соответственно, применение этого ГОСТа не даст дополнительной нагрузки на бизнес или увеличения стоимости тарифов для потребителей.

— В настоящее время поверка квартирных электросчетчиков возложена на ресурсоснабжающие организации, а не на владельцев жилья. При этом бытовые приборы учета воды до сих пор обязаны поверять собственники квартир. Ранее Росстандарт анонсировал изменения в законодательстве, согласно которым за поверку водосчетчиков будут отвечать управляющие компании. На какой стадии эти изменения? Планируется ли сделать что-то подобное для счетчиков тепла и газа?

— Это был очень долгий путь, и мы считаем, что это действительно успех. Совместно с коллегами из других ведомств у нас получилось довести до ситуации, когда обязанность по поверке электросчетчиков была переложена с собственников жилья на ресурсоснабжающие организации. В отношении прочих счетчиков — газа, воды или тепла, на сегодняшний день пока это не получилось. Сейчас такая работа ведется совместно с Минэнерго и Минстроем, и я надеюсь, что в итоге мы сможем прийти к тому же решению, которое уже есть в отношении электросчетчиков. В то же время обращаю внимание, что решение по данной проблеме не зависит напрямую от Росстандарта и требует дальнейшего согласования со всеми заинтересованными сторонами.

— Сейчас идет активное внедрение технологий искусственного интеллекта. Скажите, какие нормативы готовятся в связи с этим? Когда планируется завершить разработку основного пакета стандартов для нового направления?

— Работа по стандартизации искусственного интеллекта началась приблизительно в прошлом году. В декабре 2020 года совместно с Минэкономразвития была официально утверждена комплексная программа стандартизации в области искусственного интеллекта. И эта программа в течение пяти лет предусматривает разработку более 200 стандартов, которые позволят обеспечить безопасность и совместимость существующих решений в области искусственного интеллекта.

Единственным способом объективно удостовериться в том, что система в реальных условиях эксплуатации поведет себя именно так, как планировали ее разработчики и не будет представлять угрозы, становится тестирования систем искусственного интеллекта, проводимая по унифицированным требованиям. Эти унифицированные требования и есть стандарты.

Второе направление – это такое интересное понятие как интероперабельность. Представим себе, что есть некая система искусственного интеллекта, которая интегрируется в уже существующие технологические решения. Например, при внедрении тематики «Умного города». Вопрос, как технические решения будут взаимодействовать между собой. Этого тоже можно добиться только через стандарты. Так же, как как 10 лет назад использовали стандарты для того, чтобы была обеспечена совместимость между техническими решениями в области смартфонов, планшетов, а 30 лет назад — компьютеров. Когда различные производители начинают работать между собой, в итоге мы получаем хорошую интеграцию, обеспечивающую продукт качественный и безопасный. Тоже самое искусственный интеллект, с той лишь разницей, что мы не можем его ощутить физически. Но эта совместимость многочисленных решений должна быть обеспечена, и это тоже только через стандарты. Поэтому, говоря о том, что искусственный интеллект внедряется в здравоохранении, транспорте, энергетике, без стандартов максимизировать его присутствие во всех этих процессах будет невозможно.

На данный момент у нас уже приняты первые восемь основополагающих стандартов в области технологии искусственного интеллекта. В основном они не привязаны к какой-то отрасли. Но среди них есть достаточно интересные, например, по автоматическим интеллектуальным системам прогнозирования намерений людей с помощью технологий искусственного интеллекта. Это очень полезно для обеспечения безопасности в аэропортах, станциях метро, на вокзалах. Когда за счет соответствующих биометрических решений узнается не просто лицо, а лицо с выраженным намереньем, в том числе, агрессивного поведения.

— Какие сложности возникают в процессе разработки таких стандартов?

— Сложности действительно возникают. Система стандартизации построена таким образом, что в разработке стандартов принимают участие любые заинтересованные стороны. Естественно, что одни производители хотят за счет стандартов продвигать свои решения. Другие, соответственно, — ограничить использование решений своих конкурентов. Это очень опасная тенденция. Мы всячески приветствуем участие бизнеса в стандартизации, но это не должно привести к ситуации, когда один разработчик или производитель получает преимущество на рынке перед другими. Особенно в таких тонких вопросах, как инновационные технологии, в том числе технологии искусственного интеллекта. Однако еще один плюс современной системы стандартизации состоит в том, существуют возможности подобные попытки пресекать за счет прохождения нескольких «фильтров». В первую очередь, это необходимость достижения консенсуса относительно проекта стандарта в профильном техническом комитете по стандартизации, в рамках которого разрабатываются все стандарты, а далее — фильтр при проверке соблюдения всех процедур разработки документа уже в Росстандарте.

— Как идет работа по разработке стандартов в области применения искусственного интеллекта для медицины?

— Для нас искусственный интеллект в сфере здравоохранения, безусловно, одно из приоритетных направлений. Пока утвержденных российских стандартов для применения искусственного интеллекта в здравоохранении пока нет, но разработка ведется. В рамках профильного технического комитета по стандартизации «Искусственный интеллект» действует отдельный подкомитет, который занимается исключительно вопросами стандартизации искусственного интеллекта для здравоохранения. Разрабатывается целая серия стандартов «Системы искусственного интеллекта в клинической медицине». Отдельные части этой серии будут посвящены клиническим испытаниям, программам и методикам технических клинических испытаний, оценка контроля эксплуатационным параметров, общим требованиям к эксплуатации. Первые несколько стандартов мы планируем утвердить уже в этом году.

— Когда планируете полностью завершить работу?

— Сказать по правде, работы по стандартизации полностью не заканчиваются никогда. Утверждаются стандарты, проходит какое-то время, они требуют актуализации. Нормальный жизненный цикл стандарта с момента его принятия до фактического применения в промышленности составляет 5-7 лет. Поэтому мы предполагаем, что нынешняя программа стандартизации, именно в части искусственного интеллекта, приблизительно будет завершена в 2024-2025 годах. Но, скорее всего, появится следующая, для стандартизации новых решений, может для пересмотра существующих стандартов. В любом случае важный первый этап — это 2024 -2025 годы. В это время основная база стандартов уже однозначно будет принята.

Источник: www.interfax.ru

Оставьте комментарий